Menu

Защита по обвинению в нанесении побоев (ст. 116 УК РФ)

Побои — преступление, посягающее на телесную неприкосновенность человека. Преступление выражается в нанесении множества ударов (побоев или иных насильственных действий), следствием которых могут быть ссадины, кровоподтёки и иные последствия. Процесс нанесения побоев называется избиением.
Побои, характеризующиеся многократным нанесением ударов (не менее трех), не составляют особого вида повреждений. Они в одних случаях выступают в качестве способа действия и причинения вреда (например, причинения легкого вреда здоровью, истязания, хулиганства и т.д.), в других - в качестве самостоятельных преступных актов поведения, наказуемых по ст. 115 УК РФ.
Если от побоев возникает вред здоровью (тяжкий, средней тяжести или легкий), то такие действия не рассматриваются как побои, а оцениваются как причинение вреда здоровью соответствующей тяжести (ст. ст. 111, 112 УК РФ и т.д.).
Побои могут оставить после себя следы на теле потерпевшего (ссадины, царапины, кровоподтеки, небольшие раны и т.п.) и не оставить каких-либо видимых повреждений. Если следы оставлены, повреждения есть, они фиксируются экспертом; он их описывает, отмечает характер повреждений, их локализацию, признаки, свидетельствующие о свойствах причинившего их предмета, давности и механизме образования. При этом указанные повреждения не квалифицируются как вред здоровью и тяжесть их не определяется.
Если побои не оставляют после себя объективных следов, то в экспертном заключении отмечаются жалобы потерпевшего, в том числе при пальпации тех или иных частей тела, отсутствие объективных признаков повреждений. Тяжесть вреда здоровью при этом также не определяют. Установление факта побоев осуществляется органами предварительного расследования и судом на основании медицинских данных.
Иные насильственные действия выражаются в заламывании и выкручивании рук, щипание, сдавливание частей тела, связывание, защемление кожи, вырывание клока волос и т.п.
Побои как многократное нанесение ударов следует отграничивать от истязания, совершаемого путем систематического нанесения побоев (ст. 117 УК РФ): в последнем случае речь идет о нескольких актах избиения, разделенных во времени. Побои же как самостоятельный вид преступления предполагают совпадение во времени наносимых ударов потерпевшему.

Приговором суда К. признан виновным в совершении незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, а также в совершении применения насилия не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.
В соответствии с диспозицией ч. 1 ст. 318 УК РФ насилие в отношение представителя власти должно быть применено в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, то есть целью совершения данного преступления является воспрепятствование исполнению представителем власти должностных обязанностей.
Как следует из материалов дела, потерпевший М. являлся заместителем прокурора района. Круг его должностных обязанностей закреплен в Законе РФ "О прокуратуре РФ" и других нормативных актах (УПК РФ и т.д.), а в частности: надзор за исполнением законов органами власти и управления, надзор за соблюдением прав и свобод граждан, надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными УПК РФ и др.
Как было установлено в ходе предварительного и судебного следствия, М., возвращаясь домой, то есть, находясь не при исполнении своих должностных обязанностей, и увидев ранее незнакомого К., по его действиям (тот что-то искал на участке местности) предположил, что последний мог быть причастен к совершению преступления в сфере незаконного оборота наркотических или психотропных веществ. Подойдя к К., он представился, предъявил свое служебное удостоверение, удостоверился в личности К., обозрев и изъяв паспорт последнего, после чего по телефону вызвал сотрудников полиции, а когда К. попытался скрыться, стал останавливать его, в связи с чем между ними возникла потасовка, в ходе которой М. насилием со стороны К. была причинена физическая боль.
Исследовав и проанализировав имеющиеся по делу доказательства, судебная коллегия приходит к выводу, что вышеуказанные действия, предпринятые потерпевшим, не входили в круг должностных обязанностей М., а ответные действия К. не являлись местью за исполнение потерпевшим полномочий прокурорского работника.
При таких обстоятельствах действия К. не могут быть квалифицированы по ст. 318 ч. 1 УК РФ, и с учетом волеизъявления потерпевшего относительно привлечения к уголовной ответственности К. за примененное с его стороны насилие, исходя из характера наступивших последствий, подлежат переквалификации на ст. 116 ч. 1 УК РФ, как совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Приговором суда П. признан виновным в совершении разбоя, т.е. нападения в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору.
Исходя из показаний потерпевшего, а также показаний свидетелей - очевидцев Л. и Н., непосредственной причиной конфликта послужило то, что потерпевший Б.сделал П. и Р. замечание, поскольку кто-то из них (по мнению потерпевшего - это П.) бросил посторонний предмет в припаркованную машину.
Причем, как следует из показаний вышеуказанных свидетелей, данных ими в ходе предварительного следствия и оглашенных в судебном заседании, а также оглашенных показаний потерпевшего Б. на следствии, замечание он высказал в нецензурной форме.
После этого, как видно из приговора и следует из показаний всех участников и очевидцев конфликта, П. затеял драку с Б., которому нанес удар кулаком в лицо, а также серию других ударов, отчего потерпевший упал на землю, затем к избиению присоединился Р., и они совместно нанесли потерпевшему удары руками и ногами по голове и телу. В этот момент, как неоднократно отмечал потерпевший Б., будучи допрошенным в ходе предварительного и судебного следствия, никто из них никаких требований ему не предъявлял.
Далее, согласно показаниям потерпевшего и свидетелей, в сторону Р. побежала собака бойцовской породы, принадлежащая потерпевшему. Видя это, Р. достал из кобуры имевшийся при нем пистолет и направил в сторону собаки, а также Л. и Н., сказав, чтобы они не подходили. Затем Р. схватил собаку за ошейник, и отдал ее Л., в это время П. наносил лежащему на земле потерпевшему удары. В следующий момент к потерпевшему подошел Р. и, направив на него пистолет, потребовал у него мобильный телефон. Затем к ним подошла Л. и стала кричать на П. и Р., требовала отпустить их, после этого, Р. убрал пистолет в кобуру и совместно с П. ушел.
Из анализа показаний потерпевшего Б. следует, что события развивались очень быстро, в течение нескольких секунд, по его мнению, между ним и П. была обоюдная драка. Более того, согласно оглашенных судом показаний потерпевшего, данных им в ходе очной ставки с осужденным, он не уверен в том, что П. мог слышать то, что Р. требует у Б. передать ему телефон.
При этом, сам П. категорически отрицал как то, что слышал высказанное Р. требование, обращенное к потерпевшему, так и наличие между ними сговора на совершение какого-либо преступления.
В свою очередь, из оглашенных судом показаний Р. также следует, что никакого сговора на совершение преступления в отношении Б. между ним и П. не было; имела место лишь обоюдная драка между П. и Б., которому он никаких требований и угроз не выдвигал.
Согласно закону, преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном его совершении.
Между тем, никаких данных, свидетельствующих о том, что П. и Р. договорились о совершении какого-либо преступления в отношении Б., по делу не имеется и из показаний участников и очевидцев преступления не следует.
Кроме того, утверждение осужденного П. о том, что в ходе драки с Б. он не видел, как Р. достал пистолет и не слышал, что последний требовал от потерпевшего передать ему мобильный телефон, ничем по делу не опровергнуто.
Таким образом, исходя из показаний участников и очевидцев происшедшего следует, что П., находясь на улице, возле жилого дома, подверг избиению ранее ему незнакомого Б. после сделанного последним ему и Р. замечания, то есть фактически с использованием малозначительного повода, т.е. грубо нарушая общественный порядок и правила поведения людей в общественных местах, в присутствии других граждан, а именно Л. и Н.
С учетом изложенного, президиум считает необходимым переквалифицировать действия П. со ст. 162 ч. 2 УК РФ на ст. 116 ч. 2 п. "а" УК РФ, поскольку он, действуя из хулиганских побуждений, нанес побои потерпевшему Б., причинив ему повреждения, не повлекшие последствий, указанных в статье 115 УК РФ.

Обращаясь к адвокатам коллегии, Вы получаете эффективную защиту своих прав и личной свободы, а также возможность для реализации в полном объеме процессуальных прав участника уголовного процесса.

г. Москва, метро Электрозаводская

Барабанный переулок дом 4

Телефон: +7 (495) 507-36-10 / +7 (495) 507-23-04

(круглосуточно)

E-Mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

www.pravo-k.ru / www.advokat-k.ru