Menu

Защита по обвинению в умышленном причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК РФ)

Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью — преступление против здоровья человека, ответственность за которое наступает с 14-летнего возраста.
Преступление выражается в действии или бездействии виновного, повлёкшем за собой длительное расстройство здоровья потерпевшего или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть.
Вред здоровью средней тяжести определяется как неопасный для жизни и не влекущий тяжких последствий, указанных в ст. 111 УК РФ.
Для квалификации по ст. 112 достаточно установить наличие длительного расстройства здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть..
Под длительным расстройством здоровья понимается временное нарушение функций органов и (или) тканей продолжительностью свыше 3 недель (более 21 дня), под значительной стойкой утратой трудоспособности менее чем на одну треть - стойкая утрата общей трудоспособности (в процентах, кратных пяти) от 10 до 30% включительно. Стойкая утрата общей трудоспособности заключается в необратимой утрате функций в виде ограничения жизнедеятельности (потеря врожденных и приобретенных способностей человека к самообслуживанию) и трудоспособности человека независимо от его квалификации и профессии (специальности). Размеры стойкой утраты общей трудоспособности устанавливаются после определившегося исхода заболевания, связанного с причинением вреда здоровью, на основании объективных данных и с учетом Таблицы процентов утраты трудоспособности в результате различных травм.
Президиум Суда, пересматривая в порядке надзора уголовное дело, пришел к выводу о том, что приведенные судом в приговоре доказательства не подтверждают наличие между осужденным и не установленным следствием лицом предварительной договоренности о причинении потерпевшему Л. телесных повреждений, и исключил данный квалифицирующий признак по ст. 112 ч. 2 п. "г" УК РФ, однако оставил без изменения приговор в части осуждения за хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору в отношении потерпевших Л. и К.
Вместе с тем, принимая указанное решение, суд надзорной инстанции не учел, что приведенные им в своем постановлении доказательства, свидетельствующие об отсутствии предварительной договоренности о причинении средней тяжести вреда здоровью потерпевшего Л. опровергают также и вывод суда о наличии предварительной договоренности осужденного и не установленного следствием лица о совершении хулиганства в отношении как потерпевшего Л., так и потерпевшего К.
При этом, суд первой инстанции, обосновывая свой вывод о наличии предварительной договоренности о совершении хулиганства группой лиц по предварительному сговору, указал в приговоре, что доказательства, исследованные в судебном заседании, свидетельствуют о бесспорном наличии предварительного сговора о совершении хулиганских действий. Инициатором драки был С., повод для причинения телесных повреждений является малозначительным. Драка происходила в общественном месте. При этом в процессе хулиганских действий не установленным следствием лицом была использована в качестве оружия трость, которой были нанесены удары потерпевшим Л. и К.
Между тем, по смыслу ст. 35 ч. 2 УК РФ, преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.
Однако, из установленных судом обстоятельств и приведенных в приговоре доказательств следует, что инициатором конфликта стал С., который, используя незначительный повод, стал избивать потерпевшего Л., между ними завязалась драка, в ходе которой С. причинил Л. телесные повреждения. Неустановленное лицо с тростью в драку не вмешивалось. Лишь после того, как Л. удалось вырваться, С., а также не установленное следствием лицо догнали потерпевшего и в ходе продолжившейся драки не установленное следствием лицо нанесло удар тростью по голове потерпевшего Л., а затем ударило этой тростью и потерпевшего К. Какие-либо действия в отношении потерпевшего  осужденный С. не совершал.
Таким образом, выводы суда о том, что осужденный С. и не установленное следствием лицо заранее договорились о совершении хулиганства, не мотивированы в приговоре.
Помимо этого, как установлено судом в приговоре, предлогом для совершенных С. действий в отношении конкретного лица - Л. послужил малозначительный повод - отказ дать сигарету.
При этом других признаков, характеризующих грубое нарушение С. общественного порядка и обстоятельств, свидетельствующих о его явном неуважении к обществу, судом не приведено.
При таких обстоятельствах действия С. по нанесению побоев Л., не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, подлежат переквалификации со ст. 213 ч. 2 УК РФ и ст. 112 ч. 2 п. "г" УК РФ на ст. 116 ч. 1 УК РФ.

М. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека и выразившегося в неизгладимом обезображивании лица потерпевшей.
Вместе с тем, по смыслу уголовного закона РФ, под неизгладимыми изменениями следует понимать такие повреждения лица, которые с течением времени не исчезают самостоятельно (без хирургического устранения рубцов, деформаций, нарушений мимики и прочее, либо под влиянием нехирургических методов) и для их устранения требуется оперативное вмешательство. Данная разновидность тяжкого вреда здоровью имеет место, когда в результате повреждения лицевых тканей или органов (нос, уши, глаза, рот) лицу потерпевшего придается уродливый, отталкивающий, эстетически неприглядный вид, неустранимый терапевтическими методами лечения. При этом обезображивание лица может выразиться в его асимметрии, нарушении мимики, обширных рубцах и шрамах, отделении частей лица (носа, ушей, губ и т.д.), изъязвлении лица, существенном изменении его цвета.
В соответствии с действующим законодательством вопрос о неизгладимости повреждения решается судом на основании заключения судебно-медицинской экспертизы, а наличие обезображивания суд устанавливает самостоятельно, руководствуясь эстетическим критерием. В п. 13 Постановления Правительства РФ от 17 августа 2007 года N 522 "Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека", сказано: "Степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, выразившегося в неизгладимом обезображивании его лица, определяется судом. Производство судебно-медицинской экспертизы ограничивается лишь установлением неизгладимости указанного повреждения".
Между тем, из материалов уголовного дела усматривается, что согласно выводам заключения эксперта выявленные у потерпевшей Л. повреждения не были опасными для жизни. Исход их не определился, поэтому высказать конкретное мнение о квалифицирующем признаке вреда здоровью не представляется возможным, однако, подобные переломам костей лицевого скелета повреждения, как правило, имеют квалифицирующий признак вреда здоровью средней тяжести. Повреждение лица Л. было отнесено к неизгладимым.
В то же время, как видно из протокола судебного заседания потерпевшая Л. в судебном заседании не допрашивалась, ее показания, данные на предварительном следствии, были оглашены в порядке ст. 281 УПК РФ.
Наличие признака обезображивания устанавливается судом в судебном заседании. Потерпевшая Л. в судебных заседаниях участие не принимала, фотографий ее лица после совершения в отношении нее преступления в деле нет. Как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы, к неизгладимым отнесено повреждение лица Л. в виде резаной раны подбородка. Однако, сам по себе факт наличия неизгладимого шрама на подбородке потерпевшей не свидетельствует безусловно об обезображивании ее лица.
Допущенные судом первой инстанции нарушения УПК РФ при исследовании и оценке доказательств повлияли на исход дела, в частности, на юридическую оценку содеянного осужденным по эпизоду с Л.
При таких обстоятельствах действия М. по эпизоду с Л. переквалифицированы с ч. 1 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 112 УК РФ, поскольку он совершил умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшей Л.

Приговором суда М., З. и Д. признаны виновными в совершении разбоя, то есть в нападении в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору.
Проверив материалы дела, судебная коллегия, обсудив приведенные в кассационной жалобе доводы, находит приговор суда подлежащим изменению.
Анализ доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства, однако дал неправильную юридическую оценку действиям М., З. и Д., квалифицируя их по ч. 2 ст. 162 УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору.
Признавая осужденных виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, суд не учел, что согласно показаниям потерпевшего Б., когда у него началась словесная перепалка с осужденным З., который назвал его скинхедом, М. ударил его в левую часть головы, а затем начал избивать, нанося удары в область головы, а З. и Д. в это время держали его за руки, при этом никаких требований имущественного характера осужденные ни до избиения, ни во время него не выдвигали. После того, как М. перестал его избивать, то он похитил принадлежащие потерпевшему деньги и браслет, при этом З. и Д. стояли к М.спиной.
Кроме этого, из показаний свидетелей К., Ч. и Б. следует, что осужденные пришли в квартиру М. с целью помочь К. забрать ее вещи, однако у потерпевшего с осужденными возник конфликт, переросший в драку.
При таких обстоятельствах, характер действий М., З. и Д., о которых сообщил потерпевший и свидетели К., Ч. и Б., свидетельствует об отсутствии предварительного сговора у осужденных на совершение разбойного нападения в отношении потерпевшего, и хищения принадлежащего ему имущества.
Из установленных по делу фактических обстоятельств следует, что М. в результате возникшего между потерпевшим и осужденными конфликта избил М., причинив ему телесные повреждения средней тяжести вреда здоровью, при этом З. и Д., действуя совместно с М., и имея общий умысел на причинение вреда здоровью потерпевшего, содействовали М.
В соответствии со ст. 379 УПК РФ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, является основанием для изменения приговора.
С учетом изложенного, судебная коллегия считает необходимым приговор изменить, и переквалифицировать действия М., З. и Д. с ч. 2 ст. 162 УК РФ на п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ, как умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья, группой лиц.

Обращаясь к адвокатам коллегии, Вы получаете эффективную защиту своих прав и личной свободы, а также возможность для реализации в полном объеме процессуальных прав участника уголовного процесса.

г. Москва, метро Электрозаводская

Барабанный переулок дом 4

Телефон: +7 (495) 507-36-10 / +7 (495) 507-23-04

(круглосуточно)

E-Mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

www.pravo-k.ru / www.advokat-k.ru