Menu

Защита по обвинению в умышленном причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ)

Тяжкий вред здоровью наиболее опасный вид посягательства на здоровье человека.
К тяжкому вреду отнесены:
а) опасный для жизни вред. Таковым признается вред здоровью, вызывающий угрожающее жизни состояние, которое может закончиться смертью (п. 13 Правил определения степени тяжести вреда, п. 6.1 Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Приказом Минздравсоцразвития России от 24 апреля 2008 г. N 194); им могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния.
б) неопасные для жизни, относящиеся к тяжким по последствиям виды вреда. К ним относятся:
- потеря зрения, речи, слуха, утрата какого-либо органа либо утрата органом его функций;
- прерывание беременности;
- психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией;
- неизгладимое обезображивание лица.
Тяжкий вред составляет также причинение вреда, вызвавшее значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть (более 30%) или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности.
Под потерей зрения понимается полная стойкая слепота на оба глаза или такое необратимое состояние, когда имеется понижение зрения до остроты зрения 0,04 и ниже (счет пальцев на расстоянии 2 м и до светоощущения).
Под потерей слуха понимается полная стойкая глухота на оба уха или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорной речи на расстоянии 3 - 5 см от ушной раковины.
Потеря зрения на один глаз и потеря слуха на одно ухо представляют собой утрату органом его функций и относятся уже по этому основанию к тяжкому вреду здоровью и так же, как потеря одного глазного яблока, оцениваются по признаку стойкой утраты общей трудоспособности. Потеря одного глазного яблока считается утратой органа, а потеря слепого глаза квалифицируется исходя из длительности расстройства здоровья.
При определении тяжести вреда не учитываются возможности улучшения зрения или слуха с помощью медико-технических средств (корригирующие очки, слуховые аппараты и т.д.).
Под потерей речи понимают необратимую утрату способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными окружающим, либо потерю голоса.
Под потерей органа либо утратой им функций понимается:
а) потеря руки, ноги, т.е. отделение их от туловища или стойкая утрата ими функций (например, в результате паралича). К потере руки или ноги приравнивается утрата наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы); подобная потеря расценивается как тяжкий вред и по иному основанию - ввиду того, что она влечет за собой стойкую утрату трудоспособности более чем на одну треть;
б) повреждение половых органов, сопровождающееся потерей производительной способности. Под ней понимают потерю способности к совокуплению, оплодотворению, зачатию, вынашиванию или деторождению;
в) потеря одного яичка, являющаяся утратой органа.
Прерывание беременности, независимо от ее срока, признается тяжким вредом здоровью, если оно причинно обусловлено поведением виновного, а не индивидуальными особенностями организма потерпевшей или ее заболеваниями и привело к выкидышу, внутриутробной гибели плода, преждевременным родам либо обусловило необходимость медицинского вмешательства. Важно также установить, что виновный, нанося повреждения, осознавал беременное состояние потерпевшей.
Психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией - разновидность тяжкого вреда здоровью, возникающая в результате насилия или угроз со стороны виновного у потерпевшего.
Неизгладимое обезображивание лица - вид тяжкого вреда, выделяемый по эстетическому критерию. Оно придает потерпевшему отталкивающий, безобразный вид. Для отнесения повреждения к тяжкому вреду по рассматриваемому признаку необходимо установить два обстоятельства: неизгладимость повреждения и обезображивание им лица.
Под неизгладимостью следует понимать такие повреждения лица, которые с течением времени не исчезают самостоятельно и для устранения которых требуется оперативное вмешательство (например, косметическая операция), т.е. сохраняется заметность рубцов, деформаций, нарушения мимики и т.п. с течением времени или под влиянием нехирургических средств. Если для устранения этих последствий требуется косметическая операция, повреждение считается неизгладимым. Независимо от вывода по вопросу о неизгладимости при повреждениях лица эксперт устанавливает их тяжесть, исходя из иных показателей степени тяжести вреда здоровью.
Вопрос об обезображивании решается судом (органами расследования) исходя из общепринятых эстетических представлений, с учетом всех обстоятельств дела.
К примеру, суд не выполнил требования ст. 297 УПК РФ, в соответствии с которым приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса РФ и основан на правильном применении уголовного закона.
Г., находясь в подъезде дома, в ходе конфликта возникшего на почве неприязненных отношений с ранее незнакомыми ему несовершеннолетними потерпевшими З. и Ю., умышленно нанес Ю. удар головой в область носа, один удар кулаком левой руки в область правого глаза в область головы, причинив телесные повреждения в виде тупой травмы лица, закрытого перелома костей носа, которые причинили легкий вред здоровью, вызвавший кратковременное расстройство здоровья продолжительностью до трех недель.
Признавая Г. виновным по ч. 1 ст. 111 УК РФ, суд первой инстанции указал, что тяжкий вред здоровью потерпевшего Ю. выразился в неизгладимом обезображивании лица, так как имелось искажение формы его лба, в связи с образованием деформации (западения) костей ткани, что искажает его внешний облик, при этом суд также учел субъективное отношение потерпевшего Ю. к насильственному искажению его внешности, поскольку в связи с образовавшейся у него деформацией лба он испытывает нравственные страдания, связанные с искажением его внешности.
Между тем, неизгладимое обезображивание лица, как разновидность тяжкого вреда здоровью, имеет место, когда в результате повреждения лицевых тканей или органов (нос, уши, рот) лицу потерпевшего придается уродливый, отталкивающий, эстетически неприглядный вид, неустранимый терапевтическими методами лечения. При этом, обезображивание лица может выразиться в его асимметрии, нарушении мимики, обширных рубцах и шрамах, отделении частей лица (носа, ушей, губ и т.д.), существенном изменении его цвета.
Таким образом, ссылка суда первой инстанции в приговоре на искажение формы лба потерпевшего Ю., в связи с образованием деформации над левой бровью на участке размером 1,5x2 см, что искажает его внешний облик, а также на наличие субъективного отношения потерпевшего Ю. к насильственному искажению его внешности, не дает оснований для вывода о неизгладимом обезображивании лица потерпевшего и наличии в действиях Г. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, как умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, выразившегося в неизгладимом обезображивании лица потерпевшего Ю.
По изложенным основаниям, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор суда подлежит изменению, а его действия переквалификации с ч. 1 ст. 111 УК РФ  на ч. 1 ст. 115 УК РФ, как умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстрйство здоровья.

Полная утрата профессиональной трудоспособности потерпевшим от посягательства на его здоровье носит бланкетный характер - необходимо руководствоваться Правилами определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах работникам, получившим увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанное с исполнением ими трудовых обязанностей.
Профессиональная трудоспособность есть способность человека к выполнению определенного объема и качества работы по конкретной профессии (пианист, столяр, хирург и т.д.), по которой осуществляется основная профессиональная деятельность.
Следствие и суд должны установить заведомость, т.е. что виновный, причиняя вред здоровью потерпевшего, знал о том, что этот вред способен повлечь полную утрату профессиональной трудоспособности.
Значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть (более 30%). При определении величины стойкой утраты эксперт руководствуется Таблицей процентов утраты трудоспособности в результате различных травм.
Утрата общей трудоспособности должна быть не только значительной, но и стойкой, т.е. необратимой, не кратковременной.
Стойкой следует считать утрату либо при определившемся исходе, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней.
Покушение на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека возможно только с прямым умыслом на совершение именно этого преступления и при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Наибольшую общественную опасность и вместе с тем сложность в плане правоприменения представляет предусмотренный в ч. 4 ст. 111 вид умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего. Внешне это преступление напоминает убийство: например, удар ножом в жизненно важную часть тела, вызвавший наступление смерти. В одном случае такое деяние может быть расценено как убийство, в другом - по правилам ч. 4 ст. 111.
Отграничение прежде всего должно проводиться по субъективной стороне: в деянии, описанном в ч. 4 ст. 111, она слагается из двух предметов субъективного отношения (тяжкий вред здоровью, смерть) и, соответственно, двух форм вины. Относительно первого предмета имеется умысел (прямой или косвенный), т.е. виновный предвидит по крайней мере возможность наступления именно тяжкого вреда здоровью потерпевшего и желает либо сознательно допускает эти последствия (либо относится к ним безразлично). Если у виновного не было умысла на причинение именно тяжкого вреда здоровью и тем более если не было умысла на причинение вреда здоровью вообще, о вменении ч. 4 ст. 111 не может идти речи.
Зачастую смерть является следствием цепочки обстоятельств удар или толчок, последующее падение с высоты собственного роста головой о твердую поверхность - констатация смерти.
Примером ошибочной квалификации при отсутствии умысла на вред здоровью может служить следующее дело, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, что повлекло неправильное применение уголовного закона.
Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд, без достаточных на то оснований, квалифицировал действия О. по ч. 4 ст. 111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.
Между тем, из показаний О. следует, что после совместного распития спиртных напитков с ранее ему незнакомыми К., он вырвал у него из рук сумку, подверг его избиению, после чего К. с его сумкой убежал в сторону лесного массива, а он пробежал за ним, чтобы вернуть свое имущество.
Из этих показаний О. следователь усмотрел в действиях К. признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ вынес постановление о выделении материалов в отдельное производство, по признакам преступления, предусмотренного  ч. 2 ст. 161 УК РФ.
Суд первой инстанции исследовал указанные постановления, однако не дал им соответствующей оценки, поэтому, судебная коллегия не может не согласиться с выводами следователей и считает, что в отношении О. было совершено преступление, в связи с чем деяние О., в отношении К. подлежит квалификации по ч. 2 ст. 114 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

Относительно второго результата - смерти - объективное отношение виновного иное: лицо допускает неосторожность. Оно либо предвидит возможность наступления смерти от наносимого умышленно тяжкого вреда, но без достаточных оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение смерти (легкомыслие), либо не предвидит такой возможности, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло это предвидеть (небрежность). Такова, например, ситуация, когда наносится удар ножом в бедро с повреждением крупной кровеносной артерии и от острой кровопотери наступает смерть.
Необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.
Если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений - по пункту "в" части четвертой статьи 162 и части четвертой статьи 111 УК РФ.

В. Был осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ на 6 лет лишения свободы. Из показания осужденного В. и свидетеля О., из которых следует, что конфликт был спровоцирован П. вместе с которым находились М. и О., чтобы избежать конфликта они ушли, но их стали преследовать П., М. и О. с палками в руках, в этот момент О. успел позвонить жене, попросил ее вызвать полицию, в связи с тем, что их преследуют и могут убить, П. М. и О. догнали их, и стали наносить удары палками, в ответ на эти действия, желая отразить удары, наносимые П. и его замахивания палкой, В. подобрал палку, которую выронил один из друзей потерпевшего, и стал защищаться ею.
Приведенные показания признаны судом достоверными, соответствующими другим доказательствам: заключению судебно-медицинского эксперта о количестве и локализации телесных повреждений у погибшего П., показаниям М. и О., участвовавшим в конфликте вместе с П., о том, что когда они (М. и О.) разбежались в стороны, заключению судебно-медицинского эксперта и показаниям в судебном заседании эксперта о наличии на теле В. телесных повреждений, характерных для самообороны, а также другим доказательствам, исследованным судом первой инстанции.
При этом президиум, признавая, что данные доказательства не получили надлежащей правовой оценки со стороны суда первой инстанции, пришел к выводу о том, что они в своей совокупности подтверждают доводы В. о совершении на него и О. общественно опасного посягательства со стороны П., и в обоснование этого вывода указал на то, что нападавшие были вооружены, количество нападавших (3 человека) превышало количество оборонявшихся (2 человека), тогда как последние не имели при себе каких-либо предметов для использования при защите, обороняясь палками, отобранными у нападавших, между нападением со стороны П. и действиями В. по отражению этого нападения не было разрыва во времени, а обнаруженные у В. телесные повреждения свидетельствуют о применении к нему насилия со стороны потерпевшего.
Совершенное общественно опасное посягательство расценено президиумом как представляющее опасность для их жизни и здоровья. Как отмечено в постановлении, подвергшиеся нападению воспринимали угрозу их жизни и здоровью реальной, что подтверждается телефонным звонком О. жене с целью привлечь органы полиции к защите от нападавших.
Таким образом, президиум областного суда фактически признал, что общественно опасное посягательство со стороны П. было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося, при котором закон (часть 1 ст. 37 УК РФ) предоставляет обороняющемуся право на причинение посягающему лицу любого вреда.
Судебная коллегия приходит к выводу о том, что В. находился в состоянии необходимой обороны, защищаясь от посягательства, опасного для его жизни, а потому причинение им тяжкого вреда здоровью нападавшего П. повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, в силу ч. 1 ст. 37 УК РФ не являются преступлением.
С учетом изложенного приговор суда и последующие судебные решения подлежат отмене, а уголовное дело - прекращению за отсутствием в его действиях состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Обращаясь к адвокатам коллегии, Вы получаете эффективную защиту своих прав и личной свободы, а также возможность для обжалования незаконных действий (бездействий) органов следствия и суда.

г. Москва, метро Электрозаводская

Барабанный переулок дом 4

Телефон: +7 (495) 507-36-10 / +7 (495) 507-23-04

(круглосуточно)

E-Mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

www.pravo-k.ru / www.advokat-k.ru