Menu

Защита по обвинению в причинении смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ)

В теории уголовного права причинение смерти по неосторожности не относится к числу убийств и отличается от них отсутствием умысла, в результате неосторожности, то есть когда виновный не предвидел, хотя мог и должен был предвидеть, что его деяние приведёт или может привести к смерти другого человека (преступная небрежность); либо же предвидел, но безосновательно предполагал, что этого не произойдёт, либо рассчитывал этого избежать (преступное легкомыслие).
Тяжкие последствия являются следствием грубой неосмотрительности и невнимательности виновного. При легкомыслии виновный действует опасно, он сознательно нарушает правила, инструкции, допускает неоправданный риск.
Причинение смерти по неосторожности по легкомыслию необходимо отличать от косвенного умысла, когда опасное поведение лица осуществляется осознанно, но при этом виновный действует на авось, в расчете на внезапное везение, допускает безразличие к последствиям своего опасного поведения, что квалифицируется как умышленное преступление по ст. 105 УК РФ с вытекающими санкциями.
Небрежность, с которой действует виновный, необходимо отличать от казуса, невиновного причинения смерти, когда виновный предвидел возможность причинения смерти другому человеку, но предпринял все необходимые меры для ее предотвращения, а смерть наступила по не зависящим от него причинам, либо лицо не предвидело смерть, не могло и не должно было ее предвидеть.
От причинения смерти по неосторожности следует отличать так называемые преступления с двойной формой вины, то есть умышленные преступные деяния, повлекшие смерть потерпевшего, которая, в свою очередь, не охватывалась преступным умыслом их субъектов.
При разграничении указанных деяний следует учитывать, что причинение смерти по неосторожности  по своей формулировке предполагает отсутствие какого-либо умысла. В преступлениях, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего, умысел в его прямой или косвенной форме всегда будет присутствовать, но направлен он будет на иной объект: здоровье человека (при причинении вреда здоровью – часть 4 статьи 111 УК РФ), его свобода (при похищении человека – пункт «в» части 3 статьи 126 УК РФ), здоровье населения и общественная нравственность (при незаконном занятии частной медицинской практикой– часть 2 статьи 235 УК РФ).
Практический пример переквалификации с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ
А. признан виновным в совершении убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку. В судебном заседании А. свою вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, не признал.
Судебная коллегия по уголовным делам пришла к выводу, что суд первой инстанции, правильно установив фактические обстоятельства дела, дал действиям А. неверную юридическую оценку, оставив без внимания обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.
Квалифицируя действия А. как совершение умышленного убийства, суд, мотивируя свои выводы, указал, что А. при нанесении удара действовал именно с умыслом на убийство потерпевшего, о чем свидетельствует как характер его действий, так и локализация повреждения - удар был нанесен в жизненно важную область ножом, а также характер причиненного повреждения - резаная рана груди.
Вместе с тем, из показаний А., данных им как в ходе предварительного следствия (в качестве подозреваемого, обвиняемого, при проверке показаний на месте совершения преступления), так и в судебном заседании, в которых А. последовательно утверждал, что он (А.) оттолкнул от себя В., который двигался в его (А.) сторону с ножом в правой руке, В. вздернул руками, после чего повалился на бок и осел на пол, и он (А.) увидел, что из левого плеча В. торчит нож, поскольку все произошло очень быстро, он (А.) не видел, как В. ударил себя ножом, когда он (А.) оттолкнул его от себя; при этом в ходе проверки показаний на месте А. продемонстрировал, как В. было получено ножевое ранение, при этом А. сообщил, что В. держал нож в правой руке и шел на него, он же схватил В. одной рукой за локоть правой руки, а другой рукой за кулак, в котором тот сжимал рукоять ножа, и с силой оттолкнул от себя; после чего А. при участии статиста продемонстрировал механизм причинения ножевого ранения В.
Из заключения судебной медико-криминалистической экспертизы следует, что не исключается возможность образования колото-резаного ранения у В. при обстоятельствах, указанных А. в ходе проверки показаний на месте; данные выводы были подтверждены экспертом, которая так же пояснила, что при отталкивании А. от себя В., в руке которого был нож, имело место обоюдное ускорение, в связи с чем нож, который был достаточно острым и имел хорошие проникающие свойства, мог войти в тело потерпевшего на достаточную глубину; так же из показаний эксперта следует, что согласно полученного В. телесного повреждения, лезвие ножа было направлено горизонтально, режущей поверхностью наружу, что как раз соответствовало движению руки В. с ножом, который мог воткнуться ему в плечо при толчке, при этом, если бы нож находился в руке другого лица, то на теле потерпевшего при нанесении удара ножом должно было образоваться вертикальное повреждение.
При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что умысел А. при его отталкивании от себя В., находившегося с ножом в руках, не был направлен на его убийство, однако, при указанных обстоятельствах А. должен был и мог предвидеть возможность причинения тяжкого вреда здоровью В. вследствие ножевого ранения, повлекшего его смерть, в связи с чем усматривает основания для переквалификации действий А. с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ, поскольку им совершено причинение смерти В.Ю. по неосторожности.
Практический пример переквалификации с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ
Суд признал доказанным совершение Р. в отношении М. запрещенного ч. 4 ст. 111 УК РФ общественно опасного деяния. Адвокат не согласился с постановлением суда, а именно с квалификацией совершенного Р. противоправного деяния, так как в материалах дела не имеется доказательств того, что Р. потерпевшему причинен тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего.
Телесные повреждения, повлекшие смерть, были получены потерпевшим М. не в результате нанесенного Р. удара кулаком в лицо, а от удара потерпевшего головой при падении о землю, что подтверждается заключением эксперта.
Обстоятельства же данного дела свидетельствуют о том, что в умысел Р., когда он нанес потерпевшему М. один удар кулаком по лицу, не входило причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего и доказательств этого в материалах уголовного дела не имеется.
Механизм образования у М. телесного повреждения, от которого наступила смерть, описан в заключение судебно-медицинского эксперта, из которого следует, что смерть М. наступила от закрытой черепно-мозговой травмы. Данная черепно-мозговая травма причинена воздействием твердого тупого предмета с преобладающей контактирующей поверхностью. Наличие кровоизлияния в мягких тканях затылочной области, то есть на стороне противоположной соударению, по принципу так называемого "механизма противоудара", не исключает возможности образования данной черепно-мозговой травмы при падении потерпевшего из вертикального положения и ударе затылочной областью о твердую поверхность. Учитывая наличие ушибленной раны, повреждения в мягких тканях нижней губы слева, вероятнее всего, данной черепно-мозговой травме мог предшествовать удар в область лица слева тупым твердым предметом с ограниченной контактирующей поверхностью, который повлек падение потерпевшего из вертикального положения и удар затылочной областью о твердую поверхность.
Совокупность вышеназванных обстоятельств дает основание сделать вывод о том, что, нанеся один удар кулаком по лицу М., Р. не предвидел возможности наступления от своих действий смерти потерпевшего, хотя мог и должен был предвидеть такие последствия. В действиях Р. усматривается лишь неосторожный характер причинения М. тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, в связи с чем его действия подлежат переквалификации со ст. 111 ч. 4 УК РФ на ст. 109 ч. 1 УК РФ.

Обращаясь к адвокатам коллегии, Вы получаете эффективную защиту своих прав и личной свободы, а также возможность для обжалования незаконных действий (бездействий) органов следствия и суда.

г. Москва, метро Электрозаводская

Барабанный переулок дом 4

Телефон: +7 (495) 507-36-10 / +7 (495) 507-23-04

(круглосуточно)

E-Mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

www.pravo-k.ru / www.advokat-k.ru